Венди Коуп «Чертовы мужики»

Венди Коуп «Чертовы мужики»

Wendy Cope

Bloody Men

Bloody men are like bloody buses —
You wait for about a year
And as soon as one approaches your stop
Two or three others appear.

You look at them flashing their indicators
Offering you a ride.
You’re trying to read the destinations,
You haven’t much time to decide.

If you make a mistake, there is no turning back.
Jump off, and you’ll stand there and gaze
While the cars, the taxis and the lorries go by
And the minutes, the hours, the days.

Чертовы мужики

Чертов парень — как чертов автобус,
Его можно прождать хоть год,
Наконец-то он появляется —
А за ним еще трое идет.

И мигают призывно огнями,
Предлагая отправиться в путь,
Ты пытаешься выиграть время
И не дать себя обмануть.

И нельзя ошибаться — соскочить не удастся,
А соскочишь — так стой и смотри,
Как проходят машины, и такси, и дрезины,
Твоей юности лучшие дни

Эдвард Томас «Слово»

Эдвард Томас «Слово»

Edward Thomas

The word

There are so many things I have forgot,
That once were much to me, o that were not,
All lost, as is a childless woman’s child
And its child’s children, in the undefiled
Abyss of what will never be again.
I have forgot, too, names of the mighty men
That fought and lost or won in the old wars,
Of kings and fiends and gods, and most of the stars.
Some things I have forgot that I forget.
But lesser things there are remembered yet.
Than all the others. One name that I have not —
Though ‘tisan empty thingles name — forgot
Never can die because Spring after Spring
Some thrushes learn to say it as they sing.
There is always one at midday saying it clear
And tart — the name, only the name I hear.
While perhaps I am thinking of the elder scent
That is like food; or while I am content
With the wild rose scent that is like memory,
This name suddenly is cried out to me
From somewhere in the bushes by a bird
Over and over again, a pure thrush word.

Я многие вещи забыл, которые мне нужны,
не помню даже — важны они? Не важны?
бездетной женщины дети, их первый крик
Уже не появятся в мире, не будет их.
И там, где возможности могут реальностью стать —
Там, видимо, нужно память мою искать.

Я позабыл имена могущественных королей,
Деянья богов и преступленья людей,
Великие битвы древности, звездный свет —
За что ни возьмись — в голове моей этого нет.

Я позабыл даже то, что уже забыл,
И то, что я помнил недавно — ушло как дым,
И только одно — но в чем прок мне его хранить? —

Пустое и звонкое имя не смог забыть. 


Я бы хотел, но вечно оно со мной,
И юный дрозд пропоет его мне весной,
Что б я ни делал, где б ни укрылся я,
В полуденном пенье оно прозвучит соловья.

Порой я бегу от него в заброшенный сад,
Склоняясь над розой, вдыхаю ее аромат,
Но в тот самый миг, когда буду я не готов,
Насмешник-дрозд прокричит его из кустов. 

Оден «Погребальный блюз»

Оден «Погребальный блюз»

Auden
Funeral Blues
Stop all the clocks, cut off the telephone,
Prevent the dog from barking with a juicy bone,
Silence the pianos and with a muffled drum
Bring out the coffin, let the mourners come.
Let aeroplanes circle moaning overhead
Scribbling on the sky the message “He is dead”,
Put crepe bows round the wite necks of the public doves,
Let the traffic policemen wear black cotton gloves.
He was my North, my South, my East and West,
My working week, my Sunday rest,
My noon, my midnight, my talk, my song;
I thought that love would last forever: I was wrong.
The stars are not wanted now; put out every one;
Pack up the moon and dismantle the sun;
Pour away the ocean and sweep up the wood;
For nothing now can ever come to any good.

Погребальный блюз

Пусть встанет время, смолкнет телефон,
Псу киньте кость – пускай не лает он,
Пусть клавиши молчат, не смея петь,
Пусть барабан оплачет его смерть.
Пусть небо режет самолетный стон,
Пусть след их пишет горько: «Умер он».
Пусть белый голубь носит черный бант,
Пусть полисмены в трауре стоят.
Он был мой север, юг, мой запад и восток,
Мой каждый день, мой выдох и мой вздох,
Мой полдень, вечер, музыка и танцы.
Я думал – счастье вечно. Ошибался.
Пусть все погаснут звезды до одной,
Пусть солнце пропадет вместе с луной,
Иссохнет океан, исчезнет лес,
Сам смысл существования исчез.